Ворон и конторка. Об одной загадке Л.Кэрролла. Какая разница между пуганой вороной и письменным столом


Ворон и конторка. Об одной загадке Л.Кэрролла – Владимир Иваницкий – Блог – Сноб

Данный текст родился из боковой ветки обсуждения другого, не связанного с ним материала - здесь, на Снобе. Пользуюсь случаем выразить благодарность А.Квиринг.

 Загадка Шляпника

Why is a raven like a writing desk? - спрашивает Безумный Шляпник (Болванщик — в пер. Н.Демуровой) у Алисы. Та теряется в догадках. Разгадка в тексте сказки не сообщается.

«Чем ворон похож на конторку?» (в переводе Н,Демуровой).

«Какая разница между пуганой вороной и письменным столом?» (в остроумном, но неправильном переводе Б.Заходера).

Подтекст перевода Заходера ясен сразу. И, разумеется, сразу же я отзеркалю его подтекст. Советские времена цензуры и запуганных литераторов! Пиши в стол, а не то... У самого Заходера, известного всем лишь в качестве детского поэта и переводчика «Винни-Пуха», в столе лежало много чего. Мало кто знает, что он автор нескольких оригинальных произведений не для детей.

Ортодоксальный ответ на вопрос Заходера (но не Л.Кэрролла) таков: между «пуганой вороной» (советским литератором), что, по пословице, «куста боится» и письменным столом связь самая прямая, а разницы почти никакой.

Но пойдем дальше.

«Чем ворон похож на конторку? -- спросил он наконец.

- Так-то лучше, - подумала Алиса. - Загадки — это гораздо веселее...

- По-моему, это я могу отгадать, -- сказала она вслух.

-Ты хочешь сказать, что думаешь, будто знаешь ответ на эту загадку? -- спросил Мартовский Заяц».

(«Алиса в стране чудес», пер. Н.Демуровой. Глава «Безумное чаепитие»).

Вопрос Мартовского Зайца очень многозначителен. Он задан неспроста.

Why is a raven like a writing desk? Эту загадку якобы автор "Алисы" задал, а сам не смог ответить. Думается, Льюис Кэрролл (он же математик Ч.-Л.Доджсон) явно лукавил.

Существует немало версий. Я читал десятки ответов досужих любителей, но самое запоминающееся — версия про звук [r] в начале слова... на разгадку простенькой загадки мне так и не повезло наткнуться ни в Сети, ни в книгах. Между тем она решается в два счета. Уверен, я не первый — просто плохо знаю своих предшественников.

И там, и там есть crowquill - то есть перо.

В первом случае Raven (ворон) = (Crow) ворона, это разные породы ворон, но прелесть в том, что тонкое (чаще всего вороненое) стальное перо тоже crowquill, т.е. буквально: Crow+quill, воронье перо.

Кстати, слово pen также поначалу было "маховым пером" - pen-feather, так как писали гусиными перьями, сделанными из махового пера птицы.

Словарные источники дают много информации на эту тему.

Итак, ворон и конторка имеют ПЕРЬЯ.

 Что ответил Льюис Кэрролл

Как сообщается, в предисловии к изданию сказки 1896 г. Кэрролл дал ответ на этот загадочный вопрос, но такой невнятный и зашифрованный, что его впору счесть новой загадкой. В «Аннотированной Алисе» Мартина Гарднера приводится ответ Кэрролла на доставший его вопрос Шляпника, с которым, вероятно, к нему слишком часто обращались. Вот он:

«Меня так часто спрашивали о том, можно ли найти ответ на загадку Шляпника, что мне следует, пожалуй, запечатлеть здесь вариант, который мог бы, как мне кажется, быть достаточно приемлемым, а именно: "С помощью того и другого можно давать ответы, хоть и плоские; их никогда не ставят не той стороной!" Впрочем, это мне пришло в голову уже позже; загадка поначалу не имела отгадки».

Ответ совершенно поразительный.

Можно ли верить? Точно так же много лет считалось, что загадка Белой Королевы из финала "Алисы в Зазеркалье" не имеет отгадки. В тексте того стихотворения говорилось о "рыбке", что подают на блюде, из-под которого ее трудно достать. Пока, наконец, Питер Саклинг из Нью-Йорка в 1960 году (!) не сообразил, что это УСТРИЦА.

Льюис Кэрролл утаил разгадку, - пишет переводчик Н.Демурова, готовившая первое издание книги (1967), - и это вполне в его духе!

 Причины

Диакон Ч.-Л. Доджсон был человеком очень закрытым. Обычно о нем пишут - «стеснительный» (он сильно заикался, терялся в обществе женщин и трудно ладил с взрослыми вообще). Зато очень хорош был с детьми. В свете новых открытий, связанных с его увлечением девочками и фотографированием их в... хм...несколько (по тем временам особенно) сексуальных позах, есть веские причины предполагать.... но это не входит в тематику статьи, и вопрос о его сексуальных пристрастиях и ориентации я оставляю за кадром.

Словом, Доджсон был человеком скрытным, так как, судя по всему, ему (имевшему, как-никак, духовный сан) было что скрывать от общества с серьезнейшими моральными запретами и сексуальными фобиями. Стиль умолчания или лукавой перифразы для него дело обычное.

Причины, по которым он не пожелал предать гласности свою разгадку, точному анализу не поддаются. Можно высказать только два предположения.

1) Приобретающий всемирную (в странах английского языка и колониях Британии — уж точно) известность писатель, плоды досугов которого по результату совершенно затмили, если не вытеснили (к его собственному разочарованию), профессиональные достижения математика, не хотел расстраивать своих читателей и портить с ними отношения, публично показывая им, насколько они не сообразительны.

2) Перфекционист Кэрролл/Доджсон опасался въедливых возражений коллег, которые тут же не замедлили бы указать ему на погрешность: Raven is not Crow. Ворон и ворона (пусть и самец вороны) — принадлежат к разным видам. Хотя их часто путают, такие вещи для образованного англичанина, оксфордского профессора непростительны...

Поэтому Кэрроллу пришлось создавать отговорку. В этой тяжеловесной отговорке есть своя логика: и, на мой взгляд, она тоже достаточно прозрачна.

 «Ворон»

Давать ответы с помощью ворона — хотя и плоские... Или ворон, который дает ответы, хотя и плоские. Да это же саркастический намек на "Ворона" Эд. Аллана По!

Стихотворение «Ворон» при своем появлении произвело фурор, который в жизни Э.По более никогда не повторился. Оно стало сенсацией в США, а скоро и во всех странах английского языка. В стихотворении, как всем известно, ворон влетает в комнату лирического героя и садится на бюст Афины Паллады. Герой задает ему различные печальные вопросы, на которые ворон отвечает совершенно одинаково: Nevermore! (то есть –Никогда!)

Да, Ворон в стихотворении действительно «дает ответы». Хотя и «плоские». Потому что совершенно однотипные.

На эту тему существует много пародий, лучшая среди русскоязычных, на мой взгляд — «Ворон» Н.Глазкова (1938 г.)

(см. http://rvb.ru/np/publication/01text/01/07glazkov.htm#verse14)

Ну и, разумеется, никто не ставит конторку к стене не той стороной! Ибо к ней присаживаются с одной стороны — так уж она устроена.

Зато «с помощью конторки» можно давать множество достаточно плоских ответов своим корреспондентам. Ведь конторка — небольшой письменный столик или бюро с отделениями.

Кэрролл был любителем эпистолярного жанра. Он написал за свою жизнь тысячи писем. Ему же принадлежит книжечка «Восемь или девять мудрых слов о том, как писать письма».

 Глубокий слой

Однако покопаемся, нет ли в загадке Безумного Шляпника какого-то еще ускользнувшего от нас подтекста.

Why... Первое слово любопытно само по себе. Загадка начинается со слова, которое можно перевести буквально. Тогда будет «Почему (по какой причине) или «зачем» ворон похож на конторку?» Если догадка насчет Э.По верна, то есть смысл предположить, что с самого начала Л.Кэрролл имел в виду знаменитое и нашумевшее произведение.

«Ворон» побил все по популярности не только в Америке. Он вызвал серьезное эхо подражаний и в Англии, и на континенте. Вспомним, как восхищался Эдгаром По Бодлер, переводивший его.

Допустим, автора «Алисы» - саркастического поэта, склонного как к сентиментальности, так и к выворачиванию наизнанку канонических текстов и пародиям — восхищало или, наоборот, раздражало творение По. В любом случае, пройти мимо него он не мог. «Ворон» закончен к 1845 г., первая «Алиса» двадцатью годами младше.

Поскольку сказка поначалу носила характер полупародийной импровизации, весьма возможно, в ней по списку проходят многие знакомые, а может быть - и литераторы... Это тот пласт, которые рассказчик оставлял для себя, - Алиса Лидделл явно не могла понять всего. По канонической версии, летом 1862 г. ей было примерно 10 лет.

Итак, чем или по какой причине /зачем или почему «Ворон» имеет сходство с конторкой? Ответ, как мне кажется, можно найти в знаменитом эссе Э.По «Философия творчества», где он анализирует процесс создания своего произведения. Правдиво оно или нет — не место тут разбирать. Мы никогда не узнаем, действительно ли предшествовали предварительные точные скрупулезные и «непоэтические» расчеты написанию «Ворона» или они рождены задним числом. Так или иначе, По выступил здесь предшественником русской «формальной школы» или французского структурализма задолго до них самих.

Математика Доджсона это не могло не заинтересовать. Оба они — По и Доджсон были склонны к точным расчетам. Первый был гением, стихийно одаренным во многих областях, что демонстрирует трактат «Эврика», в котором громадное место уделено теории шифрования и математике. Второй был математиком-профессионалом — не очень крупным, но все же вполне компетентным во многих ее областях. Что же касается Льюиса Кэрролла как поэта, то его душу лирика трактат По мог задеть и возмутить (вариант — восхитить также следует учитывать).

 Конторка против трансценденции

«Я выбираю "Ворона" как вещь наиболее известную. Цель моя - непреложно доказать, что ни один из моментов в его создании не может быть отнесен на счет случайности или интуиции, что работа, ступень за ступенью, шла к завершению с точностью и жесткою последовательностью, с какими решают математические задачи». (Э.По. «Философия творчества»).

Такие слова не могут оставить равнодушным, если вы пишете стихи и являетесь математиком.

Конторка — символ, материалистического, скучного и непоэтического труда. Место приземленного бюрократического расчета. Конторка — письменный стол приказчика или распорядителя работ, где помимо пишущих принадлежностей, хранятся не только разного рода записи (счета, квитанции), но и деньги в специальном отделении. Это фокус посюсторонних, не спиритуальных лучей: лучей мира сего. Площадка приложения факторов и сил, в массовом сознании диаметрально противоположным интуиции, поэтическому «вдохновенью» и тому подобным «трансцендентным» взлетам духа.

Как известно, Э.По вел полемику с Р.-У.Эмерсоном, вождем трансценденталистов, последовательно отстаивая свои позиции и не чураясь иногда пародии и язвительных наскоков.

Вместо порыва к высотам и ссылок на транс (привычного инструментария для застрявших в прошлом почитателей «Кублы-хана» Колриджа, поэт нового типа выдвигает на первый план математические соображения, анализ структуры, подсчет и расчет. Рациональный костяк без всякой апелляции к вдохновению. Это не могло не шокировать читателя (не исключено, что к подобной реакции и стремился По).

Конторка! Торжество математики и презренная прагматика. Именно к таким доводам прибегает По в своих (искренних или нет) объяснениях, когда пишет, что наиболее выигрышной темой должна быть смерть любимой молодой женщины, само стихотворение должно не превышать такого-то размера, обладать в меру монотонным рефреном, и т.п. Тут, похоже, с цинизмом торговца все выставлено на продажу. Гремят медяки в одном из ящиков конторки.

«Рассуждения, достойные приказчика! - так могли подумать — и думали — наименее продвинутые читатели тех лет, воспитанные на традициях романтизма, - может ли такое быть: мы слышим подобное из уст поэта, культивировавшего в себе денди, и как раз тогда, когда жена его Вирджиния реально умирает от туберкулеза». Смерть последовала в 1846 г.

 Why?

В «Философии творчества» - выдающемся документе рационализма По - «Ворон» действительно похож на конторку.

Зачем По сделал это — зачем написал «Философию творчества»? Таков подспудный смысл вопроса Шляпника, то есть Л.Кэрролла, то есть на самом деле Чарльза Лютвиджа Доджсона.

Зачем он разрушил чарующую иллюзию — не сумасшествие ли обуяло поэта?..

В «Алисе в стране чудес» автор представил себя в виде птицы Додо.

Перед самой загадкой Алиса говорит Шляпнику: «Научитесь не переходить на личности. Это очень грубо». Едкие, разносные рецензии По на творчество современных ему второстепенных авторов хорошо известны. Он не щадил их и был безжалостен. Исключения были редки, но метки: Н.Готорн, Ф.Купер, Г.Лонгфелло.

Похож ли Безумный Шляпник на Эдгара Аллана По, которого при жизни и после смерти очерняли враги и ложные друзья, в своих писаниях выдавая за совершеннейшего безумца? Кто же в таком случае Мартовский Заяц?

snob.ru

Ворон и конторка. Об одной загадке Л.Кэрролла – Владимир Иваницкий – Блог – Сноб

Данный текст родился из боковой ветки обсуждения другого, не связанного с ним материала — здесь, на Снобе. Пользуюсь…

Данный текст родился из боковой ветки обсуждения другого, не связанного с ним материала - здесь, на Снобе. Пользуюсь случаем выразить благодарность А.Квиринг.

 Загадка Шляпника

Why is a raven like a writing desk? - спрашивает Безумный Шляпник (Болванщик — в пер. Н.Демуровой) у Алисы. Та теряется в догадках. Разгадка в тексте сказки не сообщается.

«Чем ворон похож на конторку?» (в переводе Н,Демуровой).

«Какая разница между пуганой вороной и письменным столом?» (в остроумном, но неправильном переводе Б.Заходера).

Подтекст перевода Заходера ясен сразу. И, разумеется, сразу же я отзеркалю его подтекст. Советские времена цензуры и запуганных литераторов! Пиши в стол, а не то... У самого Заходера, известного всем лишь в качестве детского поэта и переводчика «Винни-Пуха», в столе лежало много чего. Мало кто знает, что он автор нескольких оригинальных произведений не для детей.

Ортодоксальный ответ на вопрос Заходера (но не Л.Кэрролла) таков: между «пуганой вороной» (советским литератором), что, по пословице, «куста боится» и письменным столом связь самая прямая, а разницы почти никакой.

Но пойдем дальше.

«Чем ворон похож на конторку? -- спросил он наконец.

- Так-то лучше, - подумала Алиса. - Загадки — это гораздо веселее...

- По-моему, это я могу отгадать, -- сказала она вслух.

-Ты хочешь сказать, что думаешь, будто знаешь ответ на эту загадку? -- спросил Мартовский Заяц».

(«Алиса в стране чудес», пер. Н.Демуровой. Глава «Безумное чаепитие»).

Вопрос Мартовского Зайца очень многозначителен. Он задан неспроста.

Why is a raven like a writing desk? Эту загадку якобы автор "Алисы" задал, а сам не смог ответить. Думается, Льюис Кэрролл (он же математик Ч.-Л.Доджсон) явно лукавил.

Существует немало версий. Я читал десятки ответов досужих любителей, но самое запоминающееся — версия про звук [r] в начале слова... на разгадку простенькой загадки мне так и не повезло наткнуться ни в Сети, ни в книгах. Между тем она решается в два счета. Уверен, я не первый — просто плохо знаю своих предшественников.

И там, и там есть crowquill - то есть перо.

В первом случае Raven (ворон) = (Crow) ворона, это разные породы ворон, но прелесть в том, что тонкое (чаще всего вороненое) стальное перо тоже crowquill, т.е. буквально: Crow+quill, воронье перо.

Кстати, слово pen также поначалу было "маховым пером" - pen-feather, так как писали гусиными перьями, сделанными из махового пера птицы.

Словарные источники дают много информации на эту тему.

Итак, ворон и конторка имеют ПЕРЬЯ.

 Что ответил Льюис Кэрролл

Как сообщается, в предисловии к изданию сказки 1896 г. Кэрролл дал ответ на этот загадочный вопрос, но такой невнятный и зашифрованный, что его впору счесть новой загадкой. В «Аннотированной Алисе» Мартина Гарднера приводится ответ Кэрролла на доставший его вопрос Шляпника, с которым, вероятно, к нему слишком часто обращались. Вот он:

«Меня так часто спрашивали о том, можно ли найти ответ на загадку Шляпника, что мне следует, пожалуй, запечатлеть здесь вариант, который мог бы, как мне кажется, быть достаточно приемлемым, а именно: "С помощью того и другого можно давать ответы, хоть и плоские; их никогда не ставят не той стороной!" Впрочем, это мне пришло в голову уже позже; загадка поначалу не имела отгадки».

Ответ совершенно поразительный.

Можно ли верить? Точно так же много лет считалось, что загадка Белой Королевы из финала "Алисы в Зазеркалье" не имеет отгадки. В тексте того стихотворения говорилось о "рыбке", что подают на блюде, из-под которого ее трудно достать. Пока, наконец, Питер Саклинг из Нью-Йорка в 1960 году (!) не сообразил, что это УСТРИЦА.

Льюис Кэрролл утаил разгадку, - пишет переводчик Н.Демурова, готовившая первое издание книги (1967), - и это вполне в его духе!

 Причины

Диакон Ч.-Л. Доджсон был человеком очень закрытым. Обычно о нем пишут - «стеснительный» (он сильно заикался, терялся в обществе женщин и трудно ладил с взрослыми вообще). Зато очень хорош был с детьми. В свете новых открытий, связанных с его увлечением девочками и фотографированием их в... хм...несколько (по тем временам особенно) сексуальных позах, есть веские причины предполагать.... но это не входит в тематику статьи, и вопрос о его сексуальных пристрастиях и ориентации я оставляю за кадром.

Словом, Доджсон был человеком скрытным, так как, судя по всему, ему (имевшему, как-никак, духовный сан) было что скрывать от общества с серьезнейшими моральными запретами и сексуальными фобиями. Стиль умолчания или лукавой перифразы для него дело обычное.

Причины, по которым он не пожелал предать гласности свою разгадку, точному анализу не поддаются. Можно высказать только два предположения.

1) Приобретающий всемирную (в странах английского языка и колониях Британии — уж точно) известность писатель, плоды досугов которого по результату совершенно затмили, если не вытеснили (к его собственному разочарованию), профессиональные достижения математика, не хотел расстраивать своих читателей и портить с ними отношения, публично показывая им, насколько они не сообразительны.

2) Перфекционист Кэрролл/Доджсон опасался въедливых возражений коллег, которые тут же не замедлили бы указать ему на погрешность: Raven is not Crow. Ворон и ворона (пусть и самец вороны) — принадлежат к разным видам. Хотя их часто путают, такие вещи для образованного англичанина, оксфордского профессора непростительны...

Поэтому Кэрроллу пришлось создавать отговорку. В этой тяжеловесной отговорке есть своя логика: и, на мой взгляд, она тоже достаточно прозрачна.

 «Ворон»

Давать ответы с помощью ворона — хотя и плоские... Или ворон, который дает ответы, хотя и плоские. Да это же саркастический намек на "Ворона" Эд. Аллана По!

Стихотворение «Ворон» при своем появлении произвело фурор, который в жизни Э.По более никогда не повторился. Оно стало сенсацией в США, а скоро и во всех странах английского языка. В стихотворении, как всем известно, ворон влетает в комнату лирического героя и садится на бюст Афины Паллады. Герой задает ему различные печальные вопросы, на которые ворон отвечает совершенно одинаково: Nevermore! (то есть –Никогда!)

Да, Ворон в стихотворении действительно «дает ответы». Хотя и «плоские». Потому что совершенно однотипные.

На эту тему существует много пародий, лучшая среди русскоязычных, на мой взгляд — «Ворон» Н.Глазкова (1938 г.)

(см. http://rvb.ru/np/publication/01text/01/07glazkov.htm#verse14)

Ну и, разумеется, никто не ставит конторку к стене не той стороной! Ибо к ней присаживаются с одной стороны — так уж она устроена.

Зато «с помощью конторки» можно давать множество достаточно плоских ответов своим корреспондентам. Ведь конторка — небольшой письменный столик или бюро с отделениями.

Кэрролл был любителем эпистолярного жанра. Он написал за свою жизнь тысячи писем. Ему же принадлежит книжечка «Восемь или девять мудрых слов о том, как писать письма».

 Глубокий слой

Однако покопаемся, нет ли в загадке Безумного Шляпника какого-то еще ускользнувшего от нас подтекста.

Why... Первое слово любопытно само по себе. Загадка начинается со слова, которое можно перевести буквально. Тогда будет «Почему (по какой причине) или «зачем» ворон похож на конторку?» Если догадка насчет Э.По верна, то есть смысл предположить, что с самого начала Л.Кэрролл имел в виду знаменитое и нашумевшее произведение.

«Ворон» побил все по популярности не только в Америке. Он вызвал серьезное эхо подражаний и в Англии, и на континенте. Вспомним, как восхищался Эдгаром По Бодлер, переводивший его.

Допустим, автора «Алисы» - саркастического поэта, склонного как к сентиментальности, так и к выворачиванию наизнанку канонических текстов и пародиям — восхищало или, наоборот, раздражало творение По. В любом случае, пройти мимо него он не мог. «Ворон» закончен к 1845 г., первая «Алиса» двадцатью годами младше.

Поскольку сказка поначалу носила характер полупародийной импровизации, весьма возможно, в ней по списку проходят многие знакомые, а может быть - и литераторы... Это тот пласт, которые рассказчик оставлял для себя, - Алиса Лидделл явно не могла понять всего. По канонической версии, летом 1862 г. ей было примерно 10 лет.

Итак, чем или по какой причине /зачем или почему «Ворон» имеет сходство с конторкой? Ответ, как мне кажется, можно найти в знаменитом эссе Э.По «Философия творчества», где он анализирует процесс создания своего произведения. Правдиво оно или нет — не место тут разбирать. Мы никогда не узнаем, действительно ли предшествовали предварительные точные скрупулезные и «непоэтические» расчеты написанию «Ворона» или они рождены задним числом. Так или иначе, По выступил здесь предшественником русской «формальной школы» или французского структурализма задолго до них самих.

Математика Доджсона это не могло не заинтересовать. Оба они — По и Доджсон были склонны к точным расчетам. Первый был гением, стихийно одаренным во многих областях, что демонстрирует трактат «Эврика», в котором громадное место уделено теории шифрования и математике. Второй был математиком-профессионалом — не очень крупным, но все же вполне компетентным во многих ее областях. Что же касается Льюиса Кэрролла как поэта, то его душу лирика трактат По мог задеть и возмутить (вариант — восхитить также следует учитывать).

 Конторка против трансценденции

«Я выбираю "Ворона" как вещь наиболее известную. Цель моя - непреложно доказать, что ни один из моментов в его создании не может быть отнесен на счет случайности или интуиции, что работа, ступень за ступенью, шла к завершению с точностью и жесткою последовательностью, с какими решают математические задачи». (Э.По. «Философия творчества»).

Такие слова не могут оставить равнодушным, если вы пишете стихи и являетесь математиком.

Конторка — символ, материалистического, скучного и непоэтического труда. Место приземленного бюрократического расчета. Конторка — письменный стол приказчика или распорядителя работ, где помимо пишущих принадлежностей, хранятся не только разного рода записи (счета, квитанции), но и деньги в специальном отделении. Это фокус посюсторонних, не спиритуальных лучей: лучей мира сего. Площадка приложения факторов и сил, в массовом сознании диаметрально противоположным интуиции, поэтическому «вдохновенью» и тому подобным «трансцендентным» взлетам духа.

Как известно, Э.По вел полемику с Р.-У.Эмерсоном, вождем трансценденталистов, последовательно отстаивая свои позиции и не чураясь иногда пародии и язвительных наскоков.

Вместо порыва к высотам и ссылок на транс (привычного инструментария для застрявших в прошлом почитателей «Кублы-хана» Колриджа, поэт нового типа выдвигает на первый план математические соображения, анализ структуры, подсчет и расчет. Рациональный костяк без всякой апелляции к вдохновению. Это не могло не шокировать читателя (не исключено, что к подобной реакции и стремился По).

Конторка! Торжество математики и презренная прагматика. Именно к таким доводам прибегает По в своих (искренних или нет) объяснениях, когда пишет, что наиболее выигрышной темой должна быть смерть любимой молодой женщины, само стихотворение должно не превышать такого-то размера, обладать в меру монотонным рефреном, и т.п. Тут, похоже, с цинизмом торговца все выставлено на продажу. Гремят медяки в одном из ящиков конторки.

«Рассуждения, достойные приказчика! - так могли подумать — и думали — наименее продвинутые читатели тех лет, воспитанные на традициях романтизма, - может ли такое быть: мы слышим подобное из уст поэта, культивировавшего в себе денди, и как раз тогда, когда жена его Вирджиния реально умирает от туберкулеза». Смерть последовала в 1846 г.

 Why?

В «Философии творчества» - выдающемся документе рационализма По - «Ворон» действительно похож на конторку.

Зачем По сделал это — зачем написал «Философию творчества»? Таков подспудный смысл вопроса Шляпника, то есть Л.Кэрролла, то есть на самом деле Чарльза Лютвиджа Доджсона.

Зачем он разрушил чарующую иллюзию — не сумасшествие ли обуяло поэта?..

В «Алисе в стране чудес» автор представил себя в виде птицы Додо.

Перед самой загадкой Алиса говорит Шляпнику: «Научитесь не переходить на личности. Это очень грубо». Едкие, разносные рецензии По на творчество современных ему второстепенных авторов хорошо известны. Он не щадил их и был безжалостен. Исключения были редки, но метки: Н.Готорн, Ф.Купер, Г.Лонгфелло.

Похож ли Безумный Шляпник на Эдгара Аллана По, которого при жизни и после смерти очерняли враги и ложные друзья, в своих писаниях выдавая за совершеннейшего безумца? Кто же в таком случае Мартовский Заяц?

snob.ru

Про чаепитие, Шляпу и Очумелого зайца Глава 7 "Алиса в Стране чудес" Льюис Керрол - Ярмарка Мастеров

 26/12 у Олега Заглядова было день рождение. Оно мне очень напомнило этот отрывок из "Алисы в стране чудес" и я хочу поделиться им с вами.  Все было точно так же. Гости Олега-весьма яркие персонажи, приходили по одному, подтягивались так сказать. Проходили на кухню, которую целиком занимал длинющий, разложенный стол, уставленный, к слову сказать не пустыми чашками, а замечательными блюдами хозяйского собственого приготовления: запеченое мясо, цыплята гриль,бутылки коньяка, домашние закатки. Из недр квартиры добывался очередной стул или табурет, гости дружно передвигались, давая место вновьприбывшему. Музыка звучала громко и часто меняла ритм, так как каждый пытался поставить мелодии на свой вкус, регулярно раздавались звонки хозяйского телефона и отрывки разговоров. Общую беседу поддерживать было трудно, так что каждый поддерживал разговор только с ближайшим соседом и общий фон застолья звучал именно как безумное чаепитие))

 

"Алиса в Стране чудес"  Льюис Керролл

    ГЛАВА СЕДЬМАЯ,

 в которой пьют чай как ненормальные

      Возле дома под деревом был накрыт к чаю стол; Шляпа и Заяц пили чай,а между ними помещалась на стуле Садовая Соня - хорошенький маленький звереквроде белочки. Она крепко спала; Шляпа и Заяц облокачивались на нее, как наподушку, и разговаривали через ее голову.     "Бедная Соня,- первым делом подумала Алиса,- ей, наверное, оченьнеудобно! Хотя раз она так крепко спит, то, значит, не сердится".     Еще она заметила, что, хотя стол был очень большой и весь уставленпосудой, вся троица теснилась в уголке, на самом краю.     - Мест нет! Мест нет! - дружно закричали Заяц и Шляпа, как толькозаметили Алису.     - Места сколько хочешь! - возмутилась Алиса. И она уселась всвободное кресло на другом конце стола.     - Не хочешь ли торта? - любезно предложил Заяц.     Алиса оглядела весь стол, но там ничего не было, кроме чайников ичайной посуды.     - Какого торта? Что-то я его не вижу,- сказала она.     - Его тут и нет,- подтвердил Заяц.     - Зачем же предлагать? Это не очень-то вежливо!-обиженно сказалаАлиса.     - А зачем садиться за стол без приглашения? Это не очень-то вежливо!- откликнулся, как эхо, Заяц.     - Я не знала, что это ваш стол,- объяснила Алиса.- Я думала, оннакрыт для всех, а не для вас троих!     - Не мешало бы тебе постричься,- неожиданно сказал Шляпа.     Это были первые его слова, хотя все это время он рассматривал Алисус большим любопытством.     - Делать замечания незнакомым людям - очень грубо! - наставительносказала Алиса.- Так меня учили!     Шляпа сделал большие глаза - видимо, это замечание его сильноудивило. (Хорошенько подумав, его можно понять!)     Однако в ответ он сказал вот что: - Какая разница между пуганойвороной и письменным столом?     "Вот это совсем другой разговор! - подумала Алиса.- Загадки-то ялюблю! Поиграем!"     - Кажется, сейчас отгадаю,- прибавила она вслух.     ??? По-моему, эта загадка труднее даже знаменитой загадки прополотенце ("Висит на стенке, зеленый, длинный, и стреляет"). Там хотя быесть отгадка ("Почему стреляет? - Чтобы труднее было отгадать!"). А этузагадку не оттадал еще никто на свете. Если вам удастся ее отгадать,немедленно напишите в Академию наук.     - Ты думаешь, что могла бы отыскать отгадку? - удивленно спросилЗаяц.     - Конечно,- сказала Алиса.     - Так бы и сказала! - укоризненно сказал Заяц.- Надо говорить то,что думаешь!     - Я всегда так и делаю! - выпалила Алиса, а потом, чуточку подумав,честно прибавила: - Ну, во всяком случае... во всяком случае, что я говорю,то и думаю. В общем, это ведь одно и то же!     - Ничего себе! - сказал Шляпа.- Ты бы еще сказала: "я вижу все, чтоем", и я "ем все, что вижу" - это тоже одно и то же!     - Ты бы еще сказала,- подхватил Заяц,- "я учу то, чего не знаю" и "язнаю то, чего не учу" - это тоже одно и то же!     - Ты бы еще сказала,- неожиданно откликнулась Соня, не открываяглаз,- "я дышу, когда сплю" и "я сплю, когда дышу" - это тоже одно и тоже...     - Ну для тебя-то это одно и то же,- сказал Шляпа, и на этом беседаоборвалась.     Пока все молчали, Алиса лихорадочно пыталась вспомнить все, что ейбыло известно про пуганых ворон и письменные столы. Сведений у нее, увы,было не так много.     Шляпа достал из кармашка часы, озабоченно посмотрел на них,встряхнул, поднес к уху и опять встряхнул. Он первым нарушил молчание.     - Какое сегодня число? - обратился он к Алисе. Алиса посчитала вуме, подумала немного и сказала:     - Четвертое мая!     - Врут на два дня,- вздохнул Шляпа.- Говорил я тебе - нельзя ихсмазывать сливочным маслом! - добавил он, сердито глядя на Зайца.     - Да ведь... Да ведь... масло было высшего сорта! - неуверенновозразил Заяц.     - Ну и что? Все равно туда могли попасть крошки! - продолжал ворчатьШляпа.- Незачем было мазать механизм хлебным ножом!     Заяц взял у него часы, посмотрел на них печально и окунул их в своючашку. Потом он достал их оттуда и снова внимательно осмотрел. Так какпочинить часы ему, видимо, не удалось и ничего нового не пришло ему вголову, он повторил свои прежние слова:     - Видите ли, масло было самого высшего сорта!     - Какие у вас странные часы,- сказала Алиса, с большим интересомнаблюдавшая за манипуляциями Зайца, заглядывая ему через плечо.- Показываютчисло, а который час - не показывают!     - А с какой стати? - буркнул Шляпа.- Разве часы обязаны всепоказывать? У тебя часы показывают, какой год?     - Конечно, нет,- начала Алиса с полной готовностью,- но ведь...     - Но ведь,- перебил ее Шляпа,- ты не скажешь, что они негодные?     - Да-а,- сказала Алиса,- год-то - это совсем другое дело! Он такдолго стоит на месте - целый год!     - Вот именно! Так сказать можно и про них, так сказать! - заявилШляпа, и это заявление совсем сбило с толку бедную Алису. Как она нипыталась, она не могла найти тут ни тени смысла, хотя все слова были ейсовершенно понятны.     - Я вас не совсем поняла,- сказала она со всей возможной при такихобстоятельствах вежливостью.     - Соня опять заснула,- ответил Шляпа и плеснул Соне на нос чаем.Соня недовольно затрясла головой и пробормотала:     - Конечно, конечно, я сама именно это хотела сказать!     - Так ты отгадала загадку? - спросил Шляпа, снова обернувшись кАлисе.     - Нет, сдаюсь,- сказала Алиса.- А какой ответ?     - Понятия не имею,- сказал Шляпа.     - А я тем более,- поддержал Заяц.     Алиса тяжело вздохнула.     - Как вам не стыдно! Неужели ничего лучше нельзя придумать, чемзагадки без отгадок? Вам, видно, время совсем не дорого,- сказала онаразочарованно.     - Если бы ты знала время, как я его знаю,- сказал Шляпа,- ты бы неговорила о нем в среднем роде. Оно - не оно, а он - Старик-Время!     - Никогда бы не подумала,- сказала Алиса.     - Понятно! - фыркнул Шляпа, презрительно дернув носом.- Ты о немвообще, наверно, в жизни не думала!     - Нет, почему,- осторожно начала Алиса,- иногда, особенно на урокахмузыки, я думала - хорошо бы получше провести время...     - Все понятно! - с торжеством сказал Шляпа.- Провести время?! Ишьчего захотела! Время не проведешь! Да и не любит он этого! Ты бы лучшепостаралась с ним подружиться - вот тогда бы твое дело было... в шляпе!Старик бы для тебя что хочешь сделал! Возьми часы: предположим, сейчасдевять часов утра, пора садиться за уроки; а ты бы только шепнула емусловечко - и пожалуйста, стрелки так и завертелись. Жжжик! Дело в шляпе:полвторого, пора обедать!     - Ой, как бы хорошо было! - чуть слышно прошептал Заяц.     - Да, конечно, это было бы здорово,- протянула в раздумье Алиса,-но. только... но только ведь у меня бы тогда еще не было аппетита...     - Разве что на первых порах,-.сказал Шляпа,- но ведь ты могла бысколько хочешь подождать!     - А вот вы... а ваше дело в шляпе? - спросила Алиса.     Шляпа уныло покачал головой.     - Охо-хо! - ответил он.- Мы со Стариком поссорились! Недавно, вмарте - как раз когда вон он (он показал своей ложкой на Зайца) очумел.Понимаешь, у Червонной Королевы был прием, и в концерте я должен был петьроманс. Этот, всем известный:     Крокодильчики мои,     Цветики речные!     Что глядите на меня     Прямо как родные?     Припоминаешь?     - Я что-то похожее слышала,- сказала Алиса.     - Ну как же! Дальше там, помнишь,- продолжал Шляна,-     Это кем хрустите вы     В день веселый мая,     Средь нескушанной травы     Головой качая?     Тут Соня встрепенулась и запела сквозь сон:     - Чая!.. Чая!.. Чая!..     Пела она до тех пор, пока не догадались ее ущипнуть. Тогда она сразузамолчала.     - И представляешь, не успел я спеть первый куплет,- снова заговорилШля- па,- Королева завопила: "Он у нас только время отнимает! Отрубить емуголову!"     - Какое ужасное зверство! - воскликнула Алиса.     - А самое ужасное,- продолжал Шляпа трагическим тоном,- что Старикпочему-то обиделся! Теперь он меня знать не желает! И с тех пор у нас всегдапять часов.     ??? В Англии есть старинный обычай - в пять часов вечера обязательнопить чай. Особенно странно, что, когда сказка про Алису вышла в свет, такогообычая еще не было! Но англичане, как известно, вообще большие чудаки.     Тут Алису осенило. Она вдруг все поняла.     - Ах, так вот почему у вас тут так много чайной посуды накопилось! -воскликнула она.     - Именно, именно,- сказал Шляпа со вздохом.- У нас всегда времятолько пить чай! Представляешь? Даже нет времени помыть все эти штуки.     - Значит, вам приходится все время пересаживаться, да? - спросилаАлиса.     - Именно, именно! - сказал Шляпа.- По мере использования посуды!     - Ой! А что же будет, когда вы опять дойдете до начала? - неудержалась Алиса.     - Не пора ли переменить тему? - вмешался Заяц, зевая.- Мне все этоуже порядком надоело! Предлагаю, чтобы наша юная гостья рассказала наминтересную сказку.     - Ой, лучше не надо! - испугалась Алиса.- Я ни одной как следует незнаю.     - Ну, тогда пускай Соня расскажет! - закричали Шляпа и Заяц.- Соня,хватит спать! Проснись!     И оба ущипнули ее - каждый со своего боку. Соня с трудом открылаглаза.     - Что вы, ребята, я и не думала спать,- сказала она осипшимспросонья голосом.- Я все слышала, о чем вы тут говорили. Могу повторитькаждое слово.     - Расскажи нам сказку! - скомандовал Заяц.     - Пожалуйста, пожалуйста! - умоляла Алиса.     - И поторапливайся,- добавил Шляпа,- а то опять уснешь, недобравшись до конца!     - В некотором царстве, в некотором государстве,- скороговоркойначала Соня,- жили-были три сестрички, три бедных сиротки, звали их Элей,Лэси и Тилли, и жили они в колодце на самом дне.     - А что же они там ели и пили? - спросила Алиса, которую всегдавесьма интересовали вопросы питания.     Соня долго думала - наверное, целую минуту,- а потом сказала:     - Сироп.     - Что вы! Этого не может быть,- робко запротестовала Алиса,- они бызаболели!     - Так и было,- сказала Соня,- заболели, да еще как! Жилось им несладко! Их все так и звали: Бедные Сиропки!     Алиса попыталась себе представить, что ей самой вдруг пришлось веститакую странную жизнь. Но у нее что-то ничего не получилось. Тогда онавозобновила расспросы.     - А зачем они поселились в колодце, да еще на самом дне?     - Почему ты не пьешь больше чаю? - спросил Заяц заботливо.     - Что значит "больше"? - обиделась Алиса.- Я вообще ничего тут непила!     - Тем более! - сказал Шляпа.- Выпить больше, чем ничего,- легко ипросто. Вот если бы ты выпила меньше, чем ничего,- это был бы фокус!     - А вас никто не спрашивает! - выпалила Алиса.     - Так-с! Кто теперь делает замечания малознакомым людям? -победоносно сказал Шляпа.     Уничтожающий ответ что-то долго не приходил Алисе в голову, так чтоона просто-напросто намазала себе бутерброд, налила чаю, а спустя некотороевремя, обернувшись к Соне, повторила свой вопрос:     - Так зачем же они поселились на дне колодца?     Соня опять долго думала - во всяком случае, долго молчала! - а потомсказала:     - Потому что там было повидло!     - Какое повидло? - возмутилась Алиса.- Вы говорили, там был...     Но тут Шляпа и Заяц ужасно зашикали на нее, а Соня надулась исказала:     - Не умеешь прилично вести себя - тогда досказывай сама.     - Ой, простите, - взмолилась Алиса-пожалуйста, рассказывайте, я васбольше ни разу не перебью! Вы говорили - там что-то было...- напомнила она.     - Мало ли, что там было,- сказал Заяц.- Что было, то сплыло.     - Кто старое помянет, тому глаз вон! - поддержал Шляпа.     (Алиса сидела тише воды, ниже травы, хотя, говоря по совести, онамогла бы Шляпе кое о чем напомнить!)     - Так вот,- наконец возобновила свой рассказ Соня,- они таскалимармалад оттуда...     - Откуда взялся мармелад?..- начала было Алиса, забыв о своемторжественном обещании, и тут же осеклась. Но Соня, казалось, ничего незаметила.     - Это был мармаладный колодец,- объяснила она.     - Мне нужна чистая чашка,- прервал ее Шляпа.- Давайте подвинемся! Онтут же пересел на соседний стул; Соня села на его место. Заяц - на местоСони, а Алиса - без особой охоты - пересела на стул Зайца. От всех этихперемещений выиграл только Шляпа, а Алиса, наоборот, сильно прогадала, таккак Заяц только что опрокинул молочник.     - Я не понимаю,- очень робко, боясь опять рассердить Соню, началаАлиса,- как же они таскали оттуда мармелад?     - Из обыкновенного колодца таскают воду,- сказал Шляпа,- а измармеладного колодца всякий может, я надеюсь, таскать мармелад. Ты что -совсем дурочка?     - Я говорю, как они могли таскать мармелад оттуда? Ведь они тамжили- сказала Алиса,- решив оставить без ответа последние слова Шляпы.     - Не только жили! - сказала Соня.- Они жили-были!     И этот ответ настолько ошеломил бедную Алису, что она позволила Соненекоторое время продолжать рассказ без вынужденных остановок. Это быловесьма кстати, так как рассказчица отчаянно зевала и усиленно терла глаза.     - Так вот,- продолжала Соня,- этот самый мармадад они ели и пили -делали что хотели...     Тут Алиса не выдержала.     - Как же это они пили мармелад?! - закричала она.- Этого не можетбыть!     - А кто сказал, что они его пили? - спросила Соня.     - Как - кто? Вы сами сказали.     - Я сказала - они его ели! - ответила Соня.- Ели и лепили! Лепили изнего все, что хотели,- все, что начинается на букву М,- продолжала она,позевывая,- ее сильно клонило ко сну.     - Почему на букву М? - только и могла спросить Алиса.     - А почему нет? - сказал Заяц.     Алиса прикусила язычок. "Хотя да, мармелад ведь тоже на М",-мелькнуло у нее в голове.     Соня уже успела закрыть глаза и основательно задремать; но Шляпаснова ущипнул ее, и она с легким писком пробудилась и продолжала рассказ:     - На букву М: мышеловки, и морковки, и мартышек, и мальчишек, имурашки, и мораль... Ты видела мурашки, хотя бы на картинках?     - Кажется, да,- начала Алиса неуверенно,- хотя не знаю...     - А не знаешь, так помалкивай,- перебил ее Шляпа.     Алиса вытерпела за этот день немало грубостей, но это было ужеслишком! Возмущенная до предела, она, не говоря ни слова, встала и гордоудалилась.     На хозяев ее уход не произвел, увы, особого впечатления. Сонянемедленно заснула, а остальные двое, по всей видимости, вообще ничего незаметили, хотя Алиса несколько раз оборачивалась, втайне надеясь, что ониодумаются и будут упрашивать ее вернуться. Но, обернувшись напосле- док, онаувидела только, что они пытаются запихнуть Соню в чайник.     - Ни за что сюда больше не вернусь! - повторяла Алиса, пробираясьмежду деревьями.- Ни за какие коврижки! Никогда с такими дураками чаю непила!     И тут-то она заметила, что в одном дереве есть дверь и эта дверьоткрывается прямо в дерево.     "Как интересно! - подумала Алиса.- А если войти - наверно, будет ещеинтересней. Пожалуй, войду!" Она смело вошла - и тут же оказалась в знакомомподземелье, как раз возле стеклянного столика.     - Ну, теперь-то я знаю, что делать! - сказала Алиса, поскорее взялазолотой ключик и отперла дверцу в сад.     Потом она достала ТОТ кусочек гриба (у нее сохранились остатки вкармашке) и жевала его, пока не стала как раз такого роста, что свободномогла войти в заветную дверь.     Потом она прошла по тесному, как крысиный лаз, коридорчику, апотом... потом она, наконец, оказалась в чудесном саду, среди ярких, веселыхцветов и прохладных фонтанов.

www.livemaster.ru

Сценка по главе 7

Сценка по главе 7. Стол накрыт к чаю. Он весь заставлен посудой. Шляпа и заяц пьют чай. Входит Алиса. Заметив ее, Шляпа и заяц хором говорят: – Мест нет! Мест нет!

Алиса (возмущенно):– Места сколько хочешь! (Алиса садится за стол.)

- Не мешало бы тебе подстричься, - неожиданно говорит Шляпа.

- Делать замечания незнакомым людям – очень грубо! – наставительно говорит Алиса.- Так меня учили!

Шляпа делает большие глаза, - видимо, это замечание его сильно удивляет. Однако в ответ он говорит вот что:

- Какая разница между пуганой вороной и письменным столом?

- Вот это совсем другой разговор! – размышляет Алиса вслух. – Загадки-то я люблю! Поиграем!

- Кажется, сейчас отгадаю,- добавляет она. ( Алиса пытается вспомнить, что ей известно про пуганых ворон и письменные столы.)

Шляпа достает из кармашка часы, озабоченно смотрит на них, встряхивает, подносит к уху и опять встряхивает. Затем обращается к Алисе:

- Какое сегодня число?

_ Четвертое мая! – говорит Алиса, подумав.

- Врут на два дня, - вздохнув, говорит Шляпа Зайцу сердито.- Говорил я тебе – нельзя их смазывать сливочным маслом!

- Да ведь… Да ведь… масло было высшего сорта! – неуверенно возражает Заяц.

- Ну и что? Все равно туда могли попасть крошки! – продолжает ворчать Шляпа.- Незачем было лазить в механизм хлебным ножом!

Заяц берет часы, смотрит на них, окунает в свою чашку. Достает. Смотрит на часы и повторяет:

- Видите ли, масло было самого высшего сорта! ( Действующие лица пересаживаются.)

- Какие у вас странные часы, - говорит Алиса, - Показывают число, а который час – не показывают!

- А с какой стати? – возмущается Шляпа.- Разве часы обязаны все показывать? У тебя часы показывают, какой год?

- Конечно, нет,- начинает Алиса с полной готовностью,- но ведь…

- Но ведь, - перебивает ее Шляпа, - ты не скажешь, что они негодные?

- Да-а, - говорит Алиса, - год-то это совсем другое дело! Он так долго стоит на месте – целый год!

- Вот именно! Так сказать можно и про них, так сказать! – заявляет Шляпа.

Алиса совсем сбита с толку:

- Я вас не совсем поняла…- говорит она вежливо.

- Так ты отгадала загадку? – спрашивает Шляпа, снова обернувшись к Алисе.

- Нет, сдаюсь, - говорит Алиса. – А какая отгадка?

- Понятия не имею, - отвечает Шляпа.

- А я тем более, - поддерживает Заяц. ( Действующие лица пересаживаются.)

- Как вам не стыдно! Неужели ничего лучше нельзя придумать, чем загадки без отгадок? Вам видно, время совсем не дорого, - говорит Алиса разочарованно.

- Если бы ты знала время, как я его знаю; - говорит Шляпа, - ты бы не говорила о нем в среднем роде. Оно – не оно, а он – Старик-Время!

- Никогда бы не подумала, - говорит Алиса.

- Понятно! – фыркает Шляпа презрительно. – Ты о нем вообще, наверное, в жизни не думала!

_ Нет, почему, - осторожно начинает Алиса, - иногда, особенно на уроках музыки, я думала – хорошо бы получше провести время …

- Все понятно! – с торжеством говорит Шляпа. – Провести время? Ишь чего захотела! Время не проведешь! Да и не любит он этого! Ты бы постаралась с ним подружиться – вот тогда бы твое дело было … в шляпе! Старик бы для тебя что хочешь сделал! Возьми часы: предположим, сейчас девять часов утра, пора садиться за уроки; а ты бы только шепнула ему словечко – и пожалуйста, стрелки так и завертелись. Жжжик! Дело в шляпе: полвторого, пора обедать!

- Ой, как было бы здорово, - мечтает Заяц.

- Да, конечно, это было бы здорово, - говорит Алиса в раздумье, - но только ведь у меня бы тогда еще не было аппетита.

- Разве что на первых порах, - говорит Шляпа, - но ведь ты могла бы сколько хочешь подождать!

- А вот вы … а ваше дело в шляпе? – спрашивает Алиса.

Шляпа уныло качает головой:

- Охо-хо! Мы со Стариком поссорились! Недавно, в марте – как раз когда вот он ( показывая ложкой на Зайца) очумел. Понимаешь, Старик почему-то обиделся! Теперь у нас всегда пять часов.

Алиса вдруг все поняла:

- Ах, вот почему у вас тут так много чайной посуды накопилось!

- Именно, именно, - говорит Шляпа со вздохом.- У нас всегда время только пить чай! Представляешь? Даже нет времени помыть все эти штуки.

- Значит, вам приходится все время пересаживаться, да? – спрашивает Алиса.

- Именно, именно! – говорит Шляпа.- По мере использования посуды!

- Не пора ли переменить тему? – вмешивается Заяц, зевая.

vmest.ru


Смотрите также