Ресторан "Балканы": где стол был яств, теперь помойка... Стол яств


СТОЛ ЯСТВ РУССКОГО АВАНГАРДА

«78 столов Давида Штеренберга». Живопись, графика, фотографии из музеев и частных собраний Самая, наверное, известная работа Давида Штеренберга (1881-1948) — коричнево-серый, тревожный и стоический натюрморт 1918 года в Третьяковской...

«78 столов Давида Штеренберга». Живопись, графика, фотографии из музеев и частных собраний           Самая, наверное, известная работа Давида Штеренберга (1881-1948) — коричнево-серый, тревожный и стоический натюрморт 1918 года в Третьяковской галерее: на тарелке — ломоть пайкового хлеба и вобла, за ними — библейская близость времени к голым сущностям жизни и смерти, евангельское напоминание о хлебах и рыбах, а более всего — о чуде...        На Неглинной, 14, в Московском Центре искусств выставлены 78 совершенно иных натюрмортов Штеренберга, художника веселого и нежного, с ясным чувством цвета, с каким-то цирковым ощущением подвижности мира и устойчивости дома.         Все предметы точно извлечены из шляпы фокусника и жонглером размещены по холсту: серые атласные перчатки, остро и весело очерченные, шелковая шаль, накинутая на лампу, белая скатерть («Стол с лампой и белой вазой»), лук-порей, редиска и сладкий перец, пучок укропа, кухонный нож, плетеная достопочтенная рыночная кошелка — попади она в текст Андерсена, высказалась бы веско и уместно, с присущей кошелкам житейской мудростью («Натюрморт с корзинкой»). Плоская белая тарелка, на которой забыта «старорежимная» карамель «Абрикоти», кофейник на проволочной подставке в компании голубого блюдца, белой ложки и красной скатерти.        Все хороши, весь сбор бессловесных, но цветных домочадцев. И рядом размещены несколько реальных предметов из дома художника: голубая кухонная полка с латунной посудой, медная плошка с горстью сахара-рафинада, старая трубка...        В Москве 1920-х и 1930-х годов был Музей дворянского быта, усадебной культуры, веселой и уютной домашности ХIХ в. — в доме Хомяковых на Собачьей площадке. Музей уничтожили, потом снесли дом и всю Собачью площадку, теперь с нынешнего года создают экспозицию заново в усадьбе Кузьминки.        Глядя на 78 столов, начинаешь думать, как был бы хорош, как необходим музей «настоящего московского дома» ХХ века.        Он был бы иным — строже, бедней, аскетичней...        И все же мог бы светиться, как хорошо отмытая молочная бутылка утром на подоконнике. Сиять благорасположением и красотой очень простых вещей, таких, как лампы, карамели, табуретки и кофейники Штеренберга.        И щука на табуретке, написанная им, не менее пестра и прекрасна, чем в оде Державина, на усадебном парадном обеде.        Несмотря на то, что хозяйка серых атласных перчаток будет эту щуку самолично потрошить и чистить.        Большая часть полотен — 1918—1922 гг. Самый основательный, вплоть до торта с кремом, пасхальный «Натюрморт с кексами и пирожными» написан в 1928 году.        В конце марта выйдет альбом «78 столов Давида Штеренберга». Судя по рассказам, готовят его с любовью.        

www.novayagazeta.ru

Предложения со словом «яств»

sinonim.org - качественный поиск

Введите слово и нажмите «Найти синонимы».

Поделиться, сохранить:

Мы нашли 47 предложений со словом «яств». Также посмотрите синонимы «яств». Показать значение слова

  • Кого-то манит вкусные яства, кого-то водка и вино, а мне довольно знаний.
  • Потом, в сопровождении эскорта самых дорогих «тачек» Москвы, ее везли в один из роскошных ресторанов, где уже стол ломился от яств.
  • Люди, приведенные на этот пир с молодыми, свежими инстинктами, непреодолимо отвращаются от приготовленных яств.
  • Таких яств вряд ли где было ещё в Москве достать.
  • Но тот уже отпустил пажа и снова принялся поглощать яства, запивая их немереным количеством красного вина.
  • Р<утенберг> притворно согласился, пошел вместе с ним на свидание с охранниками и вкусил их яства.
  • Но на щедром царском пиру, где лилось рекой вино и ломился от яств стол, ливонцам ничего не дали.
  • Легендарные яства Джордана были самым ярким впечатлением от поездок.
  • Торговцы наперебой зазывают попробовать их вина, фрукты, яства.
  • Затем он наливал чай, клал на тарелку яства и на цыпочках входил безмолвно к своему господину”.
  • Окружающие меня персоны с наслаждением поглощали яство.
  • Из узлов появляются всякие яства приготовленные для этой цели.
  • Все гости уселись, и слуги принесли яства.
  • Осмотрев храм, владыка, по обычаю, посетил домик батюшки и угостился предложенным скудным деревенским яством.
  • Понятно, что первым делом Тоша накинулся на утонченные яства, объедался ими непомерно.
  • Да и затем как-то не было оказии спросить у посла, понравились ли высоким гостям заморские яства.
  • А среди подаваемых на стол яств мы вновь видим лебедя, на этот раз изрыгающего пламя.
  • Закусок и яств там было заготовлено, кажется, на сто человек, хотя гостей собралось всего тридцать-тридцать пять.
  • Сушеные белые грибы, лучшая приправа всех постных яств, стоили четвертак (25 копеек) за фунт.
  • Столы ломятся от яств, все едят с общих тарелок, а люди, сидевшие за соседними столиками, постепенно перебираются к нам.
  • С прибытием государыни на поле празднеств был подан сигнал к началу пиршества, многотысячная толпа быстро расхватала все яства.
  • Серебряные и золотые тарелки, дорогие китайские сервизы и горный хрусталь чудесно дополняют изысканные яства на столе.
  • Редко кто остался, чтобы отведать на пиру, устроенному герцогом в честь праздника, вин дорогих и яств изысканных.
  • Антоний в Фиваиде мучился томленьем сладострастия, соблазном «яств и питий».
  • https://sinonim.org/
  • Вследствие этого решено было на первый раз уничтожить все привилегированные яства совместно, а затем уже не возобновлять их запасов.
  • А она так и не научилась потреблять эти заморские яства: для нее ничего не было милее вареного картофеля с селедкой!
  • Он смотрел на все эти яства тупыми глазами и размазывал пальцем по столу лужу вина.
  • Господство безжизненных яств и средств стимулирующих, предлагаемых нам в каждой торговой точке, бесконечно.
  • Яств не перечесть и не перепробовать, хоть мы с Леной и пытаемся, если успеваем дойти не повздорив.
  • Моя бедная жена убрала все приготовленные яства, и всю ночь мы провели в молитве.
  • Пан, хохочущий пьяный старик, окруженный рубенсовскими грудастыми нимфами с обильной плотью, пировал за столом, ломившимся от яств.
  • Затем он наливал чай, клал на тарелку яства и на цыпочках входил безмолвно к своему господину».
  • Дело в том, что мы теперь объедаемся: офицеры получили всяческие яства, и после минувшего сухоядения трудно удержаться от жадности.
  • На улицах выставили бадьи с вином и пивом и разные яства для народа.
  • Когда Закарийа (А) бывал у молельни Марьям (А), приходя проведать ее, то видел рядом особые яства и дивился этому.
  • У вас в доме, прежде всего, стол должен ломиться от яств!
  • Улыбку удовольствия на его лице вызывали лишь музыка, охота и изысканные яства.
  • Я обрадовался, думая, что он принес пасхальных яств и питий для разговенья, обрадовался потому, что у меня в кармане ни гроша не было.
  • Сдвигались столы в секционном проходе и на них выставлялись «яства», если можно было так назвать скудные припасы из холодильников.
  • Но, так как Абдул-мурза был приверженцем мусульманской веры, на его столе были разнообразные кушанья и яства.
  • В этот день принято посылать яства друзьям и раздавать подарки беднякам, устраивать театрализованные представления и веселые застолья.
  • В тронном зале царила суета, расставлялись стулья и столы, готовились лучшие яства, вино лилось рекой.
  • И монгол, низведенный до статуса гостя, только жадно оглядывал выставленные молодым хозяином яства.
  • Придворные повара и кондитеры старались перещеголять один другого в изготовлении яств и напитков.
  • Торжественный совместный ужин в ресторане поражал изобилием, от лобстеров до восточных яств.
  • Маяковский взялся было за ложку, но поднял глаза и испуганно пробормотал: «Где стол был яств, там гроб стоит».
  • Сейчас же на моем животе появились всякие яства, которые трудно было удержать моими отмороженными пальцами!

Источник – ознакомительные фрагменты книг с ЛитРес.

Мы надеемся, что наш сервис помог вам придумать или составить предложение. Если нет, напишите комментарий. Мы поможем вам.

  • Поиск занял 0.031 сек. Вспомните, как часто вы ищете, чем можно заменить слово? Добавьте sinonim.org в закладки, чтобы быстро искать синонимы и предложения (нажмите Ctrl+D), ведь качественный онлайн словарь синонимов русского языка пригодится всегда.

Пишите отзывы, идеи, предложения, благодарности. Мы рады комментариям

sinonim.org

где стол был яств — там гроб стоит

 где стол был яств — там гроб стоит

И бледна смерть на всех глядит

Державин. На смерть кн. Мещерского.

Русская мысль и речь. Свое и чужое. Опыт русской фразеологии. Сборник образных слов и иносказаний. Т.Т. 1—2. Ходячие и меткие слова. Сборник русских и иностранных цитат, пословиц, поговорок, пословичных выражений и отдельных слов. СПб., тип. Ак. наук.. М. И. Михельсон. 1896—1912.

  • где сладко, там и падко
  • где страх, тут и благочестие(стыд)

Смотреть что такое "где стол был яств — там гроб стоит" в других словарях:

  • Где стол был яств, там гроб стоит — Из оды «На смерть князя Мещерского» (1779) поэта Гаврилы Романовича Державина 1743 1816): Сын роскоши, прохлад и нег, Куда, Мещерский, ты сокрылся? Оставил ты сей жизни брег, К брегам ты мертвых удалился... Где стол был яств, там гроб стоит; Где… …   Словарь крылатых слов и выражений

  • Где стол был яств, таи гроб стоит — Из оды «На смерть князя Мещерского» (1779) поэта Гаврилы Романовича Державина (1743 1816): Сын роскоши, прохлад и нег, Куда, Мещерский, ты сокрылся? Оставил ты сей жизни брег, К брегам ты мертвых удалился... Где стол был яств, там гроб стоит; Где …   Словарь крылатых слов и выражений

  • Где стол был яств — там гроб стоит — Гдѣ столъ былъ яствъ тамъ гробъ стоитъ И блѣдна смерть на всѣхъ глядитъ. Державинъ. На смерть кн. Мещерскаго …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

  • Державин, Гавриил Романович — — знаменитый поэт, государственный человек и общественный деятель второй половины прошлого и первой четверти нынешнего столетия (р. 3 июля 1743, ум. 8 июля 1816). Предок его, татарский мурза Багрим, в ХV столетии, в княжение Василия… …   Большая биографическая энциклопедия

  • ЛИТЕРАТУРА СВЯТОЙ РУСИ — Фундаментальное свойство русской литературы то, что это литература Слова. Слова Логоса. Тысячелетняя ее история открывается «Словом о Законе и Благодати» митр. Илариона (XI в.). Здесь Ветхому Завету «Закону» (национально ограниченному, замкнутому …   Русская история

  • Державин — Гавриил Романович (1743 1816) крупнейший русский поэт XVIII в. По отцу происходит от татарского мурзы Багрима, выселившегося в XV в. из Большой Орды. Родился в Казани, в семье мелкопоместных дворян. Получил скудное образование (сперва у… …   Литературная энциклопедия

  • Державин Гаврила Романович — [3(14).7.1743, деревня Кармачи или деревня Сокуры, ныне Лаишевского района Татарской АССР, ‒ 8(20).7.1816, с. Званка, ныне Новгородская область], русский поэт. Родился в небогатой дворянской семье, учился в Казанской гимназии (1759‒62). С 1762 Д …   Большая советская энциклопедия

  • Державин — I Державин         Гаврила Романович [3(14).7.1743, деревня Кармачи или деревня Сокуры, ныне Лаишевского района Татарской АССР, 8(20).7.1816, с. Званка, ныне Новгородская область], русский поэт. Родился в небогатой дворянской семье, учился в… …   Большая советская энциклопедия

  • И бледна смерть на всех глядит — Из оды «На смерть князя Мещерского» (1779) Гаврилы Романовича Державина (1743 1816): Где стол был яств, там гроб стоит; Где пиршеств раздавались клики, Надгробные там воют лики, И бледна смерть на всех глядит. Иносказательно: о смертельной… …   Словарь крылатых слов и выражений

  • Антитеза — (греч. αντιθεσις противоположение) один из приемов стилистики (см. Фигуры), заключающийся в сопоставлении конкретных представлений и понятий, связанных между собой общей конструкцией или внутренним смыслом. Напр.: «Кто был ничем, тот станет всем» …   Литературная энциклопедия

dic.academic.ru

Ресторан "Балканы": где стол был яств, теперь помойка...

 

Некогда культовое место Ростова теперь находится в ужасном запустении.

Продолжим тему пустующих и заброшенных зданий в центре города. Кажется странным, почему здесь, где каждый метр земли ценится буквально на вес золота, стоят пустыми и постепенно разрушаются прекрасные строения? Яркий тому пример - заброшенное задание культового некогда ростовского ресторана «Балканы» на улице Седова.

БЕЗ ОКОН И ДВЕРЕЙ

О криминальной истории советских лет, что была связана с «Балканами» уже упоминалось в Ростовском Словаре. Это была совершенно сумасшедшая любовь Евгения Бондаренко (племянника первого секретаря обкома КПСС) и ростовчанки Любы, работавшей администратором в этом ресторане. Совсем потеряв голову, Евгений пришел с винтовкой и пистолетом в ресторан, чтобы застрелить свою возлюбленную, но перестрелка у него вышла с прибывшим нарядом милиции. И Евгений был убит ответной пулей, когда он пытался скрыться от ресторана на своих «жигулях» (современной и «крутой» тогда машине).

А в каком состоянии сегодня находится здание бывшего ресторана? Оно плохо просматривается с проезжей части улицы Седова, поскольку заросло по периметру высокими деревьями и кустарником.

Ресторан "Балканы", Ростов-на-Дону.

 

В «Балканы» удалось попасть во время праздника древонасаждения, когда курсанты «мореходки» высаживали новые деревья недалеко от хорошо узнаваемого старшим поколением ростовчан декоративно-решетчатого фасада «Балкан».

Увиденное не обрадовало. Здание лишено всех окон и дверей. Внутри все загажено, стоит резкий неприятный запах. От ресторана остались только разрисованные стены, все прочее растащили вандалы и собиратели металлов. Даже из мозаичного панно на фасаде выковыряли все цветные плитки.Сегодня здесь мало что напоминает о том, что ресторан «Балканы» когда-то был одним из самых престижных в Ростове-на-Дону.

В ЧЕСТЬ БРАТЬЕВ-СЛАВЯН

Само место, на котором построено здание является историческим, что называется «намоленным». Здесь расположено древнее Ростовское городище: еще в незапамятные времена (IV-III тысячелетия до нашей эры) тут жили люди. В XIX веке рядом была возведена лютеранская кирха, которую уничтожили во времена «безбожных пятилеток».

А в 1961 году на этом косогоре проходили съемки фильма «На семи ветрах» режиссера Станислава Ростоцкого, ставшего классикой советского кинематографа. Сценарий к фильму написал Александр Галич, который приезжал в Ростов и бывал на этом месте.

Ресторан "Балканы", Ростов-на-Дону.

Ресторан «Балканы» построили немного позже. Он был открыт в 1967 году. Архитектор Ю.П. Мацкевич задумал соорудить на крутом донском откосе смотровую площадку с великолепным видом на Дон и новый, построенный в 1965 году Ворошиловский мост.

Ресторан "Балканы", Ростов-на-Дону. Вид с Дона.

В концепции нового ресторана была использована модная тогда тема восточных «братушек-славян». В строившемся Западном жилом массиве кинотеатр и парк получили имя города Плевена, в Ростове появился памятник лидеру болгарских коммунистов Георги Димитрову, а группа ростовских художников уехала в Болгарию для создания самой большой в мире художественной панорамы «Плевенская эпопея 1877 года».

Ресторан «Балканы» по замыслу должен был продолжить тему дружбы между славянскими народами, и предлагать посетителям блюда национальной кухни народов, населяющих Балканский полуостров.

«ЗОЛОТАЯ» ПУБЛИКА

Однако замысел получился немного другим. В то время каждый ресторан Ростова имел свою специфику. Фешенебельный «Центральный» на улице Энгельса, элитный и труднодоступный «Океан», демократичные «Ростов» и «Южный»... А ресторан «Балканы» стал первым заведением ростовского общепита, которому «в порядке эксперимента» разрешили работать до полуночи. И «Балканы» быстро превратились в приблатненное место с откровенно сомнительной репутацией.

Здесь собиралась публика явно не советского вида, одетая в заграничные шмотки. Спекулянты, фарцовщики, стиляги, «золотая молодежь» того времени. К случайному посетителю запросто могли подойти и прямо спросить: «А как ты здесь очутился?» Редкий вечер обходился без драк.

Дешевые вино, водка и коньяк в баре, а также эстрадная музыка манили сюда и ростовскую богему. Здесь выступал известный у нас в те годы рок-музыкант Андрон Жабин, основатель ростовско-московской группы «Последний шанс». В Ростове ходили рассказы о том, как в «Балканах» пьяного Андрона побил его собственный охранник...

«БАЛКАНАМ» КОНЕЦ?

«Лихие 90-е» ресторан «Балканы» не пережил. В Ростове открылась тьма-тьмущая кафе, ресторанов и просто злачных местечек. В середине 90-х «Балканы» закрылись, едва дотянув до трех десятков лет своего существования. Но оставалось еще красивое здание необычной архитектуры, расположенное в выигрышном месте.

Ресторан "Балканы", Ростов-на-Дону.

Вначале здесь находился склад сантехники, а потом «Балканы» опустели окончательно. Все окна и двери бывшего ресторана наглухо заварили. Но разве преграда для ростовчан железная дверь? Входы быстро раскупорили, внутрь здания полезли мародеры. Сейчас здания стоит совершенно пустое, открытое всем ветрам.

Следы пожарищ, кучи бутылок, использованные шприцы и многое другое наглядно свидетельствуют о контингенте, который здесь теперь собирается. Здание бывшего ресторана превратилось в рассадник заразы, в источник опасности для прохожих.

К сожалению, у здания поменялся целый ряд собственников, и ни один из них ничего не сделал, чтобы привести это место в надлежащий вид. Ту же самую картину мы видим по соседству: это бывший кинотеатр «Прибой» и комплекс «парамоновских складов». Донская набережная прекрасное место, но такие пустующие, полуразрушенные здания ее не украшают.

Ресторан "Балканы", Ростов-на-Дону.

Сейчас бывший ресторан «Балканы» стоит как памятник прошлому. В былые времена здесь было людно и шумно, но теперь эти стены могут привлечь разве что любителей экстрима.

 

Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

rslovar.com

Где стол был яств… читать онлайн, Нагибин Юрий Маркович

Юрий Маркович Нагибин

Где стол был яств…

Почему его с утра преследует запах стоялой воды? Тухлой воды, покачивающей на ленивых, вялых волнах овощную ботву и очистки, кожуру апельсинов и лимонов, какие-то банки, коробки, окурки, раскисшую бумагу и тушки дохлых крыс. К миазмам воды примешивается плесневелый запах мокрого камня и гниющего дерева. Так пахнет только в Венеции, но ему не хочется ни венецейских воспоминаний, ни венецейских ассоциаций, ничего венецианского. Пусть ему пахнет свежим московским апрелем: набухающими почками, потоками талых вод, последним плавящимся в темных двориках снегом, землей в трещинах тротуарных плит, горечью липовых стволов. Господи, и в Венеции далеко не всегда так дурно пахнет. Лишь в полное безветрие, в жаркие застойные полдни, когда теплый недвижный воздух становится словно вата, каналы дружно смердят помойкой. Но стоит повеять ветерку с моря, и… вонь взмывает, разносится по всему городу, заползает в каждое окошко, дверь, щель, а затем развеивается, уносится, исчезает без следа до следующего затишья. А тогда был ветер… Когда это «тогда»?.. Входя в тратторию возле Кампо делла Карита, Верди придерживал рукой берет, чтобы не сдуло. Откуда Руперту известны такие подробности? Он что, находился в этой траттории, пропахшей оливковым маслом и острым сыром, когда туда вошел Верди? Да нет же, это все лжеподробности, изобретенные на ходу живым умом завзятого байщика. Рахманинов слышал, что в кругу Чайковского, охочего до кличек, Руперта называли «Баран в облаках». Этим прозвищем он был обязан своей подвитой, в серебряных кудряшках головой и способностью мгновенно заноситься в горние выси собственного вымысла и парить там с обескураживающим изяществом. Еще он обладал отнюдь не бараньими, а голубыми прозрачными ангельскими глазами, испуганно стекленеющими при малейшем знаке недоверия. И поскольку его любили за многие превосходные качества: музыкальность, тонкий вкус, незлобивость и совершенное бескорыстие завиральных выдумок, то старались не докучать ему сомнениями и расспросами. А не мешало бы иной раз спустить Барана на землю!..

Вообще-то нельзя сказать, чтобы Руперт был заведомым лжецом. Просто он знал много такого, что могло к нему прийти лишь из вторых-третьих рук, но обилием тонких подробностей, лукавым прищуром и доверительным апломбом он создавал у слушателей впечатление, будто являлся очевидцем. Почему ни один из итальянских знакомых Рахманинова ни словом не обмолвился об этой истории, которую знать должен каждый от Венеции до Палермо? Возможно, за давностью лет — все-таки четверть века минуло — огонь потух и не к чему ворошить остывшие угли…

А почему вдруг заговорил Руперт?.. Ах да, речь зашла о народах, умеющих и не умеющих ценить своих гениев. Танееву в какой-то связи вспомнилась реплика Александрова из «Живого трупа»: «Люди не умеют ценить своих гениев», тема оказалась животрепещущей, заварился разговор, и Руперт вспомнил, что при входе Верди в тратторию, кофейню, ресторан или винный погребок все мужчины без различия возраста, социальной принадлежности и рода занятий молча вставали и не садились, пока маэстро не занимал своего места. Ведь это входила сама Королева Мелодия, а перед ее светлым, чистым и высоким ликом никто не смеет заноситься. Верди давал высшую радость певучей итальянской душе, и люди были признательны ему за свое наслаждение, восторг, умиление, слезы. Верди принимал как должное оказываемый ему почет: не корчил смущения — итальянцы при всех своих недостатках, истинных и мнимых, завидно естественны, не опускал смиренно темных, влажных, ласковых и до самой смерти блестящих глаз, не кланялся и не рассылал улыбок, только чуть приметно потуплял великолепную седеющую голову и спокойно усаживался за столик.

Он был праздничен и эффектен, как его музыка, не прилагая к тому никаких усилий. Густая борода его была подзапущена, одежда — в легком беспорядке, казалось, он не замечал, что носит, только берет цвета раздавленной вишни, натянутый с молодой лихостью, выдавал человека, небезразличного к своей наружности. Кстати, Вагнер тоже носил смело замятый черный берет, не шедший коренастому и низкорослому певцу Нибелунгов.

— Вы слышали?.. — тут только до Рахманинова дошло, что уже несколько секунд он безотчетно совершает обряд уличной встречи: топчется перед встречным со шляпой в руке, кланяется, улыбается напряженной улыбкой застигнутого врасплох человека.

Худой, долгий, будто сквозь салфеточное кольцо пропущенный, музыкальный рецензент Шелухин загородил ему дорогу специально ради того, чтобы сказать эту фразу тем деланно-встревоженным тоном, каким люди говорят о несчастьях, их ничуть не затрагивающих.

— Вы о чем?.. — немного в нос осведомился Рахманинов, хотя сразу понял, что имел в виду Шелухин.

Ему не хотелось говорить об этом с рецензентом, к тому же он злился на себя. Вопрос Шелухина вывел его из состояния, близкого трансу. Рахманинов не заметил, как рецензент приблизился, заступил ему дорогу, раскланялся, не расслышал его первых слов, и, хотя натренированное вежливостью тело совершало положенные ответные движения, дух его витал очень далеко, и понадобилось ощутимое время, пока он очнулся, опамятовался и вновь ступил в явь. Рахманинов не прощал себе рассеянности, отключения от действительности, даже слишком причудливых снов, не говоря уже о подобных провалах. Самообладание, постоянный внутренний контроль, сосредоточенность личности на пребывании в ясном, целостном, не разорванном бытии — такова была суть Рахманинова. Потому и отвращался он от Скрябина, что тот при всех озарениях, наитиях, гениальных прорывах был слишком экзальтирован, порывист и оторван от земли.

Сейчас Шелухин поймал его в прострации, но внешне его поведение могло произвести впечатление высокомерной невежливости, а это отвратительно… И будь слова Шелухина о другом, Рахманинов сумел бы искупить свое поведение повышенной любезностью, но вмиг вскипевшее раздражение помешало благому намерению. И когда удивленный Шелухин пробормотал, смешавшись: «О Скрябине, о ком же еще?» — Рахманинов воскликнул брюзгливо:

— Ах, оставьте!! Ну срезал прыщик во время бритья, с кем не бывало?

— У него заражение… Разве вы не знаете?

— Как не знать, если только об этом и болтают… Никто еще от пореза не умирал.

— Если занесена инфекция… — важно начал Шелухин, гордясь словом «инфекция» и произнося его через «э», но Рахманинов не дал ему кончить.

— Никто от этого не умирал! — повторил он громко и грубо, чувствуя, что окончательно теряет власть над собой. — И довольно каркать!

Это было так непохоже на Рахманинова, сдержанного, замкнутого, даже сурового, но неизменно любезного, что Шелухин, пробормотав: «Дай бог!.. Дай бог!..», вмиг сгинул, как не бывал.

«Ноль за поведение!» — мрачно изрек про себя Рахманинов. Человек не властен над своими душевными бурями, но вполне в его силах, чтобы эти бури не выходили наружу…

…Верди уже закончил свой простой, чисто итальянский обед: суп-павезе, розовый, густой, заправленный чудесным тянущимся сыром, спагетти с томатным соусом, салат и фрукты, когда рассыльный вручил ему письмо в большом красивом конверте. Верди сунул рассыльному какую-то мелочь, фруктовым ножиком вскрыл конверт, пробежал письмо и сильно побледнел. Одним глотком он опорожнил чашку кофе, попросил еще и, пока выполняли заказ, снова и снова пробегал письмо, будто не мог постигнуть ускользающего смысла. А смысл был проще простого: во исполнение давней договоренности Рихард Вагнер имел честь просить синьора Джузеппе Верди пожаловать к нему, в его резиденцию.

Верди, обжигаясь, осушил вторую чашку, снова, шевеля губами, перечел послание. Надежнее прямых, жестких строчек и резкой подписи подлинность письма утверждал тон ледяной вежливости. Долго же пришлось ему дожидаться этого приглашения! Он и в Венецию приехал лишь ради встречи с Вагнером, о чем сразу же поставил того в известность. Но бежали дни и недели, а Вагнер не отзывался. Говорили, что он недужит, живет затворником и сам никуда не выходит. Но Верди доподлинно знал, что многие люди бывают у Вагнера и плохое самочувствие не мешает тому проводить вечера в кругу знакомых, почитателей и даже изредка музицировать. Но он верил слову Вагнера и терпеливо ждал. Пожалуй, лишь сейчас открылось ему, на какой трудный подвиг вызвал он Вагнера. Уже дважды, спрятав самолюбие в карман, Верди обращался к байрейтскому колдуну с предложением встретиться, пожать друг другу руки и покончить с яростной враждой, раздиравшей музыкальный мир. Сам он не испытывал неприязни к композитору, чья музыка была ему чужда, тяжела и непонятна при всей ее несомненной значительности. Соперничество, перешедшее во вражду, им навязали окружающие: публика, истерические поклонницы, докучные «знатоки», критики, журналисты, дельцы от музыки и всевозможные прилипалы. А чего им соперничать, коли они служат разным богам? Верди — Мелодии, Вагнер — Драме. Им вовсе не тесно было в просторном мире музыки, и Верди долго не постигал, чем он так мешает Вагнеру. Тот первый открыл боевые действия и вел ожесточенный огонь, не смущаясь и не смиряясь молчанием «противника». Мелос Верди не мог привлечь ни одного вагнерианца, для тех, кто радел на байрейтских не музыкальных, скорее религиозных торжествах, музыка «Аиды» и «Трубадура» была нема. Ну и бог с ними! Байрейт еще не весь мир, и Верди вполне хватало того, что оставалось на его долю. С присущим ему насмешливым добродушием он объяснял шумные злобствов ...

knigogid.ru

Стол был яств – «Еда»

Подбор рецептов

  • Любая категория
  • Заготовки
  • Выпечка и десерты
  • Основные блюда
  • Завтраки
  • Салаты
  • Супы
  • Паста и пицца
  • Закуски
  • Сэндвичи
  • Ризотто
  • Напитки
  • Соусы и маринады
  • Бульоны
  • Любое блюдо
  • Варенье
  • Салаты на зиму
  • Соленья и консервация
  • Ачма
  • Беляши

eda.ru

«Книга во весь год, что в столы яству подают» — первая русская поваренная книга

Новый автор сайта cultura.menu —  Александра Шапиро, журналист, москвовед. Александра будет знакомить наших читателей с историей русской кухни.

Впервые блюда русской кухни вскользь упоминаются в летописях — киевских, владимирских, новгородских, ростовских и пр. Так, в одной из них, датированной 997 годом, можно прочитать о распоряжении князя собрать по горсти овса, или пшеницы, или отрубей и сделать «цеж» или сварить кисель, а также о «конине, говядине или зверине», нарезанной тонкими ломтиками и испеченной на углях.

Первая русская поваренная книга «Книга во весь год, что в столы яству подают» была составлена в  15 — 16 веках.

Первым же обширным сводом блюд древнерусской кухни стала «Книга во весь год, что в столы яству подают», составленная в конце XV–начале XVI веков протопопом Сильвестром, священником Кремлевского Благовещенского собора в Москве, автором и редактором знаменитого «Домостроя». «Домострой» являлся настоящей энциклопедией семейной жизни, домашних обычаев и традиций хозяйствования русского Средневековья, поэтому «Книга» стала одной из его важнейших частей. Рецептов как таковых в ней не было — лишь перечисление явств, которые следует подавать согласно церковному календарю в Великий пост, на Пасху, Успенский пост и так далее.

Например, «с Пасхи в мясоед к столу подают: лебедей, потроха лебяжьи, журавлей, цапель, уток, тетеревов, рябчиков, почки заячьи на вертеле, кур соленых (и желудок, шейку да печень куриные), баранину соленую да баранину печеную, куриный бульон, крутую кашу, солонину, полотки, язык, лосину и зайчатину в латках, зайчатину соленую, заячьи пупки, кур жареных (кишечки, желудок да печень куриные), жаворонков, потрошек, бараний сандрик, свинину, ветчину, карасей, сморчки, кундумы, двойные щи.»

А к ужину подают студень, рябчиков, зайчатину печеную да уток, рябчиков жареных, да тетеревов, баранину в полотках, зайчатину заливную, кур жареных, свинину да ветчину.

А еще в Пасхальный мясоед к столу еду подают рыбную: сельдь на пару, щуку на пару, леща на пару, лососину сушеную, белорыбицу сушеную, осетрину сушеную, спинки стерляжьи, белужину сушеную, спинки белужьи, спинки белорыбицы на пару, лещей на пару, уху с шафраном, уху из окуней, из плотиц, из лещей, из карасей. Из заливных подают: белорыбицу свежую, стерлядь свежую, осетрину свежую, щучьи головы с чесноком, гольцов, осетрину шехонскую, осетрину косячную».

Эта книга  была похожа по своему составу на одну из первых французских поваренных книг — «Парижский хозяин».

В «Книге» можно встретить упоминания о таких блюдах как ««векошники из плотиц», «тавранчук осетровый или стерляжий», «языки говяжьи жареные», «языки лосиные», «баранья грудинка жареная», «вымя говяжье», «куры соленые», «караваи с зайчатиной», «кундумы», «похлебки крутые», «блины творожные», «молоко с хреном», «караваи ставленые, караваи блинчатые, караваи взбитые, караваи яичные», «гречники с салом», «пироги подовые пряженые с горошком»», оладьи в ореховом масле кислые», «пироги подовые кислые с горошком», «пироги большие с маком на конопляном масле с горошком». Всего — более тысячи наименований.

 

Специально для сайта cultura.menuАлександра Шапиро, журналист, москвовед

38

ЗДЕСЬ БУДЕТ РЕКЛАМА

cultura.menu